Отзыв на статью В. Головкова

Фото: tomskw.ru

Мы всегда рады, когда публикации в нашей газете вызывают отклик читателей. Множество отзывов поступило в связи с публикацией открытого письма “О дискредитации истории Томской области музеем “Следственная тюрьма НКВД”” в газете “Томская НЕДЕЛЯ” № 14 (1339) от 6.04.2018 г. К сожалению, большинство из них были высказаны в устной форме. С одним из письменных отзывов мы сегодня знакомим наших читателей:
Хотелось бы знать, чем руководствовался координатор Томского отделения движения “Суть времени” Владимир Головков, клеймя бездоказательно и некомпетентно музей “Следственная тюрьма НКВД” и его заведующего В. А. Ханевича, используя расхожие политические фразы?
Прочитав статью, вижу три мотива:
1. Показать свою эрудицию и политическую грамотность гражданской позиции;
2. Свести счеты с В. А. Ханевичем;
3. Заказ сверху: помочь закрыть и уничтожить музей. Ведь такие поползновения звучали не раз.
Я — коренная томичка в первом поколении. У меня было счастливое советское детство. Рядом всегда была семья — папа, мама, сестра и брат. Еще была одна бабушка. Она умерла, когда мне было 7 лет. Дедушек не было. Где они, я не интересовалась. Нет и нет. В 90-е, когда разрешили обнародовать архивы, я узнала, что оба деда были расстреляны: один (священник) — в Бутово, второй (журналист) в Томске. Мама и папа тогда были еще живы, но сами они мало, что рассказывали. А мне в житейской суете было не досуг. Когда я вышла на пенсию и дети выросли, они стали интересоваться, кем были их предки. Вот тогда я ощутила, что мы “Иваны родства непомнящие” (вернее незнающие). Жива еще младшая дочь деда, которого расстреляли в Томске. Всю жизнь они думали, что его отправили на Восток. Вспоминать о прошлом она не хочет, плачет.
Когда я узнала, что есть у нас в Томске музей “Следственная тюрьма НКВД”, я сходила на экскурсию (не помню в каком году). Встретилась тогда и с заведующим, В. А. Ханевичем, который подтвердил, что есть в их картотеке и мой дед. В разные годы я ходила в музей с двоюродной сестрой и с племянницей (они живут не в Томске). Была и с двумя внуками-школьниками. Встречали нас приветливо, без всякой фальсификации, демонстрируя наглядно документы и факты. Сильное впечатление произвела обстановка. Была я два раза и на Бутовском полигоне. Рядом возведен огромный белокаменный храм, который построен, как говорят, на средства депутата, чей предок был там расстрелян. В подвальном помещении храма мемориал памяти (мой дед и его два брата были священниками) и никто не считал это дискредитацией. Нам захо